четверг, 30 марта 2017 г.

Revived myths or mystics of the island of Zakynthos. Travel notes about Greece.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


Revived myths or mystics of the island of Zakynthos. Travel notes about Greece.


Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Ожившие мифы или мистика острова Закинтос.  Путевые заметки о Греции.


Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


I want to make a reservation right away that this is not an advertisement for the hotel "Alykes Park Bungalows & Apartments", on the island of Zakynthos, although it is necessary to pay tribute - it is an ideal place to relax with young children.
Хочу сразу оговориться, что это не реклама отеля «Alykes Park Bungalows & Apartments», на острове Закинтос, хотя надо отдать должное – это идеальное место для отдыха с маленькими детьми.




This is a story about something else.

Это история совсем о другом.

Have you ever wondered why the trunks of olive trees have such a bizarre shape? I'm sure that many of you were photographed near them, but how many can say with certainty that they have examined them carefully? Did they touch the trunks? Meanwhile, olives are worthy to look at them more closely.

Вы когда-нибудь задавали себе вопрос: почему стволы оливковых деревьев имеют такую причудливую форму? Я уверен, что многие из вас фотографировались около них, но многие ли могут с уверенностью сказать, что рассматривали их внимательно? Дотрагивались до стволов? А между тем оливы достойны того чтобы к ним присмотреться более пристально.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Itself - olive tree - the tree is small and its appearance on the verge of the beautiful and the ugly, but it never loses its charm. In summer, the olive leaves turn to the sun with their white side, and in winter - to the ground. It is believed that the olive denotes the path of the soul in space and helps to turn the darkness of dangers into light.
Сама - олива - дерево небольшое и своим обликом балансирует на грани красивого и безобразного, но при этом никогда не теряет своей прелести. Летом листья маслины своей белой стороной поворачиваются к солнцу, а зимой – к земле. Считают, что маслина обозначает пути души в космосе и помогает обратить мрак опасностей в свет.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


Olive trunks remind the patient of arthritis and rheumatism, this is their heavy heritage, obtained as a result of the quarrel of the Gods. Oliva has since been forced to keep a memory of all the events that have taken place since its appearance on Earth. Therefore she loves the sun and suffers very much from his absence. In Athens, in the sanctuary of the Erechthea, the Olive, planted by Athena at the time of the dispute with Poseidon, is still preserved, It was burned by the Persians in 480 BC. E., But immediately after the fire let out a sprout. Those Athenians who cut down the sacred olives, judged the council of Areopagus and could sentence to the death penalty.
Стволы Оливы напоминают больного артритом и ревматизмом, это их тяжкое наследие, полученное в результате ссоры Богов. Олива с тех пор вынуждена хранить память обо всех событиях, происходящих с момента ее появления на Земле. Поэтому она любит солнце и очень страдает от его отсутствия. В Афинах, в святилище Эрехтея, до сих пор сохранилась Олива, посаженная Афиной во время спора с Посейдоном. Она была сожжена персами в 480 году до н. э., но сразу после пожара пустила росток. Тех афинян, кто срубал священные маслины, судил совет Ареопага и мог приговорить к смертной казни.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


On the territory of the hotel, there is a unique olive grove. The age of many trees will soon exceed 1500. It was here that I was lucky to fully experience the magic and mysticism of these trees.
На территории упомянутого отеля сохранилась уникальная оливковая роща. Возраст многих деревьев скоро перевалит за отметку 1500 лет. Вот именно здесь мне и посчастливилось в полной мере ощутить магию и мистику этих деревьев.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


On one of the rainy nights, when the island was flooded with a tropical rainstorm, and a small earthquake led to a power outage, I sat on the veranda of our bungalow and sipped Uzo. I do not remember what it was on account of the cup, but during the next flash of lightning, I clearly saw the figure became separated from the olive trunks.
В одну из дождливых ночей, когда остров заливал почти тропический ливень, а небольшое землетрясение привело к отключению электричества,  я сидел на веранде нашего бунгало и потягивал Узо.  Не помню, какой это был по счету стаканчик, но во время очередной вспышки молнии я отчётливо увидел, как от стволов олив стали отделяться фигуры.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


There was a male figure of a wild kind with disheveled hair and a trident in his hand. It was accompanied by strange monsters. Some inner feeling, I realized that it was the god Poseidon. From the impact of his trident on the ground, the floor in the bungalow shook and the tile on the roof rang. There was a feeling that this whole pack of cats is moving along the roof clinging to it with claws.
Появилась мужская фигура дикого вида с растрёпанными волосами и трезубцем в руке. Её сопровождали непонятные чудовища. Каким-то внутренним чувством я понял, что это бог Посейдон. От удара его трезубца о землю, пол в бунгало задрожал и зазвенела черепица на крыше. Было ощущение, что это целая стая кошек съезжает по крыше цепляясь на неё когтями.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


A new flash of lightning and a new figure separated from the trunk of the ancient olive tree. She was a woman in full arms, with the correct and strict features of her face, her open and high forehead, loose with slightly curly hair ... An inner voice whispered-this is Athena Pallada.
Новая вспышка молнии и новая фигура отделилась от ствола древней оливы.  Это была женщина в полном вооружении, с правильными и строгими чертами лица, открытым и высоким лбом, распущенными слегка вьющимися волосами …  Внутренний голос шепнул– это Афина Палллада.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Poseidon and Athena were arguing loudly among themselves. The language in which they spoke was not familiar, but I was surprised to understand everything. After a while I realized that the subject of their dispute was the city named Athens in consequence. Poseidon argued Athena that she is not an honest way to win an argument by just changing what he created. Athena also argued that the people themselves decide whose gifts are more useful, and rebuked the Poseidon is that he is out for revenge mutilated and made to suffer the tree which she created. Poseidon blamed Athena for what she was deprived of the free spirit of horses, which he gave to the people, turning them into miserable slaves of the people. And for olive – Athena will still be grateful to him – he transformed her tree into a living chronicle of humanity, but to read it can only favorites.
Посейдон и Афина громко спорили между собой. Язык, на котором они говорили, был не знаком, но я к своему удивлению понимал все. Через некоторое время я понял, что предметом их спора был город, названный в последствие Афины. Посейдон доказывал Афине, что она не честным путём победила в споре, лишь изменив то, что создал он. Афина, же приводила доводы, что люди сами решили, чьи дары полезнее, и упрекала Посейдона в том, что он из мести изуродовал и заставил страдать дерево которое она создала. Посейдон упрекал Афину за то что она лишила свободного духа лошадей, которых он подарил людям, превратив их в жалких рабов людей. А за оливу – Афина еще будет ему благодарна – он превратил ее дерево в живую летопись человечества, но прочитать ее смогут только избранные.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


When Cecrops founded the city, later named Athens, he could not decide who to choose as the patron of the city - the goddess Athena or the god of Poseidon. This indecision of the king Cecrops caused a dispute between the gods - Athena and Poseidon. To reconcile the goddess Athena and the god Poseidon, Cecrops decided to choose one of them who will invent the most useful object. God Poseidon (Neptune) struck the earth with his trident, and a spring of sea water appeared. Then Poseidon created a horse, as if wishing to make it clear that the people, whose patron, Poseidon, would be elected, would become a tribe of mariners and warriors. But the goddess Athena turned a wild horse into a domestic animal, and from the impact of the spear of Athena, an olive tree appeared on the ground, covered with fruits, indicating that the people of the goddess Athena would be strong and powerful due to agriculture and industry. The king of Athens, Cecrops, then turned to the people, asking him himself to decide which of the gods the people of Athens wish to elect as their patron. The people resorted to universal suffrage, with all men casting a vote for the god Poseidon, and women for the goddess Athena. One woman was more, the goddess Athena won, and the city was dedicated to her. But, fearing the wrath of Poseidon (Neptune), who threatened to absorb his waves of Athena, the inhabitants erected a temple and Poseidon. This is how the Athenians at one and the same time became tillers, seafarers and industrialists. http://zaumnik.ru/mifologija/afina-pallada.html
Когда Кекропс основал город, названный потом Афинами, он не мог решить, кого выбрать покровителем названного города — богиню Афину или бога Посейдона . Эта нерешительность царя Кекропса вызвала спор между богами — Афиной и Посейдоном. Чтобы примирить богиню Афину и бога Посейдона, Кекропс решил выбрать того из них, кто изобретет самый полезный предмет. Бог Посейдон (Нептун) ударил землю своим трезубцем, и появился источник морской воды. Затем Посейдон сотворил коня, как бы желая дать понять, что народ, покровителем которого он, Посейдон, будет избран, станет племенем мореплавателей и воинов. Но богиня Афина превратила дикого коня в домашнее животное, а от удара копья Афины по земле появилось оливковое дерево, покрытое плодами, указывая этим, что народ богини Афины будет сильным и могучим благодаря земледелию и промышленности. Царь Афин Кекропс обратился тогда к народу, прося его самого решить, которого из богов народ Афин желает избрать своим покровителем. Народ прибегнул к всеобщему голосованию, причем все мужчины подавали голос за бога Посейдона, а женщины — за богиню Афину. Одной женщиной оказалось больше, богиня Афина одержала победу, и город был посвящен ей. Но, опасаясь гнева Посейдона (Нептуна), пригрозившего поглотить своими волнами Афины, жители воздвигли храм и Посейдону. Вот каким образом афиняне в одно и то же время стали землепашцами, мореплавателями и промышленниками.  http://zaumnik.ru/mifologija/afina-pallada.html

And then.... The storm raged at full power, flashes of lightning merged into one continuous glow... and the pictures on the background of the olive trees gave way to a breakneck pace: here is the Artemis hunts deer and then Apollo plays the lyre, casting a spell over the island making it more and more beautiful; kefalonian rulers gave way to Roman, and they, in turn, of the Byzantine one.
А дальше….    Гроза бушевала во всю мощь, всполохи молний слились в одно сплошное зарево…   а картины на фоне олив сменялись с бешённой скоростью: вот Артемида охотится на оленей и тут же Аполлон играет на лире, околдовывая остров делая его все более и более прекрасным; кефалонские правители сменялись римскими, а те в свою очередь – византийскими.

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Here was the woman dressed all in black, and again an inner voice whispered: It's Mary Magdalene... don't you recognize her? And as if to confirm she turned with the words: I have brought You the word of God.
Вот появилась женщина в черных одеяниях, и опять внутренний голос шептал: Это же Мария Магдалена… неужели ты не узнал ее?  И как бы в подтверждение она обернулась со словами: Я принесла Вам слово Божье!

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


Quite a frantic pace flashed images of Byzantines, French, Turks, Russians, Italians, Germans.....
Совсем в безумном темпе промелькнули образы Византийцев, французов, турок, русских, итальянцев, немцев….. 

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


Soon I realized that the storm was over... lay guide to island of Zakynthos and on the table stood a bottle of ouzo... ... for a moment it seemed to me that a living face was looking at me from the trunk of the nearest olive tree ... I blinked my eyes and it disappeared ....
Не скоро я понял, что гроза уже кончилась…   рядом лежал путеводитель по острову Закинф, а на столике стояла бутылка УЗО… на мгновение мне показалось что из ствола ближайшей оливы на меня смотрит живое лицо… я моргнул глазами и оно исчезло….

Olives, island of Zakynthos, Greece. Оливы, остров Закинф, Греция


Here such miracles happen in Greece now.

Вот такие чудеса случаются в Греции в настоящее время.

вторник, 21 марта 2017 г.

In the arms of an enchanted sleep. Venice. Travel notes on Italy.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

In the arms of an enchanted sleep. Venice. Travel notes on Italy.


Venice. Italy. Венеция. Италия.


В объятьях заколдованного сна. Венеция. Путевые заметки об Италии.


Venice. Italy. Венеция. Италия.



For centuries, Venice attracts and fascinates travellers. Not many European cities can boast of such a preservation of its historic appearance. It is a city that lives in its own dimension in which the movement of time is felt only when are completely in his power and at the same time you feel that time stood still here. As electron in an atom is both wave and particle, the location of which can only speak with a certain degree of probability.

На протяжении веков Венеция притягивает и очаровывает путешественников. Не много европейских городов могут похвастаться такой сохранностью своего исторического облика. Это город, который живёт в своём собственном измерении, в котором движение времени ощущаешь только тогда, когда полностью оказываешься в его власти и одновременно ты чувствуешь, что время здесь застыло. Как электрон в атоме – одновременно и волна и частица, о местоположении, которого можно говорить только с известной долей вероятности.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

I don't know about You, but for me Venice, until such time as I visited her, was perceived as the quintessence of European culture, as something very attractive and unattainable. To my mind, she pictured some fabulous, semi real the city.
Не знаю как для Вас, а для меня Венеция, до того времени как я побывал в ней, воспринималась как квинтэссенция европейской культуры, как что-то очень притягательное и недостижимое. В моем представлении она рисовалась каким-то сказочным, полу реальным городом.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


Therefore, the very word Venice for me was always associated with wandering, traveling to the ideal Italian world, a fairy-tale city. I think that any person, even if he has never been to Venice, has already formed in his head some kind of image on the basis of images, as they are still called - signatures that give the media, books, movies.
Поэтому само слово Венеция для меня было всегда связано со странствиями, путешествием в идеальный итальянский мир, город-сказку. Я думаю, что у любого человека, даже если он никогда не был в Венеции, в голове уже сформирован некий её облик на основе образов, как их еще иначе называют - сигнатур, которые дают средства массовой информации, книги, кино.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

And now the dream has come true.
И вот мечта сбылась.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


Venice stunned, she liked and did not like. It seemed that we were in a theatre with fantastic scenery where the role of actors played ourselves. Of course, we visited all the iconic places. And then began the real meeting with Venice.
Венеция ошеломила, она и понравилась и не понравилась. Казалось, что мы попали в театр с фантастическими декорациями, где роли актёров исполняли мы сами. Конечно же, мы сразу посетили все знаковые места. А потом началось настоящее знакомство с Венецией.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

First impression – Venice, the perfect city for a romantic rendezvous: the gondoliers, bridges, small cozy restaurants, the effect is illusory and the illusory, beautiful dream, a Paradise.
Gondola on the water slides
A time for love flies;
M. Lermontov
Первое впечатление – Венеция идеальный город для романтических свиданий: гондольеры, мостики, маленькие уютные ресторанчики, эффект иллюзорности и призрачности, прекрасная сказка, мечта, рай.
Гондола по воде скользит,
А время по любви летит;
М.Лермонтов

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

It seemed the whole city was permeated with the signs of love: people hugging, people met, people kissing....
Казалось весь город был пронизан признаками любви: люди обнимались, люди встречались, люди целовались….

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


But during early morning walks opened another Venice. Venice labor, everyday Venice without the tourist crowds, no roar of the crowd, Venice is filled with very different sounds: – the banging of cargo discharged, the creaking of the hand truck, the clanking and gnashing of open shutters, the sound of brooms on the cobblestone flooring, the sound of water from the drain trays.
Но во время ранних утренних прогулок открылась и другая Венеция. Венеция трудовая, будничная, Венеция без туристических толп, без гула толпы, Венеция заполненная совсем другими звуками: – стук разгружаемых грузов, скрип ручных тележек, звяканье и скрежет открываемых жалюзи, шарканье мётел оп булыжному настилу, журчание воды из сливных лотков.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Despite the early hour, already tired and tense face of ordinary working people. The city has not yet put on his everyday mask carnival – FESTIVITY.
Несмотря на ранний час, уже уставшие и напряжённые лица простого рабочего люда. Город ещё не надел свою повседневную карнавальную маску – ПРАЗДНИЧНОСТЬ.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.
Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


And with it opened up another layer of Venice. It seemed that we were in another city. Suddenly become noticeable not just the beauty of the buildings, and the beauty of their decrepitude, the beauty of decay, of fatigue life. We felt the loss of something timeless, and another more felt the beauty and charm of Venice, left over from a former life, long ago fled the city. It was the perfect forms of the past, the real signs of what is already there. City-tomb.... It seemed that Venice was mocking fate, guarded his winged lion.
А вместе с этим открылся ещё один пласт Венеции. Казалось, что мы попали в другой город. Вдруг стала заметна не просто красота строений, а красота их дряхлости, красота тлена, усталости от жизни. Мы почувствовали гибель всего над чем властно время и ещё больше ощутили красоту и очарование Венеции, оставшейся от прежней жизни, уже давно покинувшей город. Это были прекрасные формы прошлого, реальные знаки того чего уже нет. Город-могила…. Казалось, Венеция насмехалась над судьбой, охраняемая своим крылатым львом.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

However, sometimes in this romantic mood appeared the motives of death, decay, destruction. Venice suddenly lost the image of a perfectly beautiful world. Quite unexpectedly, there came the image of "captivating the grave", and the gondola suddenly began to resemble a long black hearses. There was a feeling that this city is best suited to those who have left in life are the memories of the past. If you look at the abstract, then Venice is also a great memory frozen past, the city-grave. And the beauty of Venice is the beauty of decay and wilting.
Однако временами в этом романтическом настрое появлялись мотивы смерти, увядания, разрушения. Венеция вдруг утратила образ идеально-прекрасного мира. Совершенно неожиданно проступил образ «пленительной могилы», а гондолы вдруг стали похожими на длинные черные катафалки. Было ощущение, что этот город больше всего подходит тем, у кого в жизни остались одни воспоминания о прошлом. Если посмотреть отвлечённо, то Венеция это тоже одно большое воспоминание, застывшее прошлое, город-могила. А красота Венеции – это красота тления и увядания.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Night. The tower clock struck midnight. And again, we saw another Venice. Night in the city all became ambivalent, something that evoked peace and tranquility, and now cause concern and anxiety. Opened such depths of loneliness, witchcraft, not visible in daylight that became unbearably creepy.... Appeared aching feeling of abandonment in time. It seemed the city had become a generator of loneliness, which was extinguished by our vital force... had the feeling that the gates were opened to another reality that we are on the border between the world of the living and the dead... Venice came to life and began to live my true life... In horror we almost ran to seek refuge in his hotel
Ночь. На башне часы пробили полночь. И опять мы увидели другую Венецию. Ночью в городе всё стало амбивалентным, то что навевало покой и умиротворение, теперь вызывало тревогу и беспокойство. Открылись такие бездны одиночества, колдовства, не видимые в дневном свете, что стало невыносимо жутко…. Возникло щемящее чувство затерянности во времени. Казалось город превратился в генератор одиночества, который гасил наши жизненные силы… Возникло ощущение что открылись врата в другую реальность, что мы находимся на границе между миром живых и мертвых… Венеция ожила и начала жить своей истинной жизнью… В ужасе мы почти бегом спасались в своём отеле

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


So, gradually, day by day Venice have formed in us the sense of decline of the European culture and the inevitability of the collapse of the entire European civilization. Refined culture rooted in the past and dies, it rejects modern life. The tragedy of Venice gradually vacated by the inhabitants and turning the city-a spectacle for tourists, has become a world tragedy.
Вот так вот, постепенно, день за днём Венеция формировала в нас ощущение заката европейской культуры и неизбежность краха всей европейской цивилизации. Утончённая культура уходит в прошлое и умирает, её отвергает современная жизнь. Трагедия Венеции, постепенно покидаемой жителями и превращающейся в город-спектакль для туристов, становится мировой трагедией.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


And as a final mockery of the modern world over Venice look like a sculpture "Boy with frog" by Charles ray...
И как последняя насмешка современного мира над Венецией выглядит скульптура «Мальчика с лягушкой» Чарльза Рэя…