вторник, 21 марта 2017 г.

In the arms of an enchanted sleep. Venice. Travel notes on Italy.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

In the arms of an enchanted sleep. Venice. Travel notes on Italy.


Venice. Italy. Венеция. Италия.


В объятьях заколдованного сна. Венеция. Путевые заметки об Италии.


Venice. Italy. Венеция. Италия.



For centuries, Venice attracts and fascinates travellers. Not many European cities can boast of such a preservation of its historic appearance. It is a city that lives in its own dimension in which the movement of time is felt only when are completely in his power and at the same time you feel that time stood still here. As electron in an atom is both wave and particle, the location of which can only speak with a certain degree of probability.

На протяжении веков Венеция притягивает и очаровывает путешественников. Не много европейских городов могут похвастаться такой сохранностью своего исторического облика. Это город, который живёт в своём собственном измерении, в котором движение времени ощущаешь только тогда, когда полностью оказываешься в его власти и одновременно ты чувствуешь, что время здесь застыло. Как электрон в атоме – одновременно и волна и частица, о местоположении, которого можно говорить только с известной долей вероятности.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

I don't know about You, but for me Venice, until such time as I visited her, was perceived as the quintessence of European culture, as something very attractive and unattainable. To my mind, she pictured some fabulous, semi real the city.
Не знаю как для Вас, а для меня Венеция, до того времени как я побывал в ней, воспринималась как квинтэссенция европейской культуры, как что-то очень притягательное и недостижимое. В моем представлении она рисовалась каким-то сказочным, полу реальным городом.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


Therefore, the very word Venice for me was always associated with wandering, traveling to the ideal Italian world, a fairy-tale city. I think that any person, even if he has never been to Venice, has already formed in his head some kind of image on the basis of images, as they are still called - signatures that give the media, books, movies.
Поэтому само слово Венеция для меня было всегда связано со странствиями, путешествием в идеальный итальянский мир, город-сказку. Я думаю, что у любого человека, даже если он никогда не был в Венеции, в голове уже сформирован некий её облик на основе образов, как их еще иначе называют - сигнатур, которые дают средства массовой информации, книги, кино.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

And now the dream has come true.
И вот мечта сбылась.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


Venice stunned, she liked and did not like. It seemed that we were in a theatre with fantastic scenery where the role of actors played ourselves. Of course, we visited all the iconic places. And then began the real meeting with Venice.
Венеция ошеломила, она и понравилась и не понравилась. Казалось, что мы попали в театр с фантастическими декорациями, где роли актёров исполняли мы сами. Конечно же, мы сразу посетили все знаковые места. А потом началось настоящее знакомство с Венецией.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

First impression – Venice, the perfect city for a romantic rendezvous: the gondoliers, bridges, small cozy restaurants, the effect is illusory and the illusory, beautiful dream, a Paradise.
Gondola on the water slides
A time for love flies;
M. Lermontov
Первое впечатление – Венеция идеальный город для романтических свиданий: гондольеры, мостики, маленькие уютные ресторанчики, эффект иллюзорности и призрачности, прекрасная сказка, мечта, рай.
Гондола по воде скользит,
А время по любви летит;
М.Лермонтов

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

It seemed the whole city was permeated with the signs of love: people hugging, people met, people kissing....
Казалось весь город был пронизан признаками любви: люди обнимались, люди встречались, люди целовались….

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


But during early morning walks opened another Venice. Venice labor, everyday Venice without the tourist crowds, no roar of the crowd, Venice is filled with very different sounds: – the banging of cargo discharged, the creaking of the hand truck, the clanking and gnashing of open shutters, the sound of brooms on the cobblestone flooring, the sound of water from the drain trays.
Но во время ранних утренних прогулок открылась и другая Венеция. Венеция трудовая, будничная, Венеция без туристических толп, без гула толпы, Венеция заполненная совсем другими звуками: – стук разгружаемых грузов, скрип ручных тележек, звяканье и скрежет открываемых жалюзи, шарканье мётел оп булыжному настилу, журчание воды из сливных лотков.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Despite the early hour, already tired and tense face of ordinary working people. The city has not yet put on his everyday mask carnival – FESTIVITY.
Несмотря на ранний час, уже уставшие и напряжённые лица простого рабочего люда. Город ещё не надел свою повседневную карнавальную маску – ПРАЗДНИЧНОСТЬ.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.
Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


And with it opened up another layer of Venice. It seemed that we were in another city. Suddenly become noticeable not just the beauty of the buildings, and the beauty of their decrepitude, the beauty of decay, of fatigue life. We felt the loss of something timeless, and another more felt the beauty and charm of Venice, left over from a former life, long ago fled the city. It was the perfect forms of the past, the real signs of what is already there. City-tomb.... It seemed that Venice was mocking fate, guarded his winged lion.
А вместе с этим открылся ещё один пласт Венеции. Казалось, что мы попали в другой город. Вдруг стала заметна не просто красота строений, а красота их дряхлости, красота тлена, усталости от жизни. Мы почувствовали гибель всего над чем властно время и ещё больше ощутили красоту и очарование Венеции, оставшейся от прежней жизни, уже давно покинувшей город. Это были прекрасные формы прошлого, реальные знаки того чего уже нет. Город-могила…. Казалось, Венеция насмехалась над судьбой, охраняемая своим крылатым львом.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

However, sometimes in this romantic mood appeared the motives of death, decay, destruction. Venice suddenly lost the image of a perfectly beautiful world. Quite unexpectedly, there came the image of "captivating the grave", and the gondola suddenly began to resemble a long black hearses. There was a feeling that this city is best suited to those who have left in life are the memories of the past. If you look at the abstract, then Venice is also a great memory frozen past, the city-grave. And the beauty of Venice is the beauty of decay and wilting.
Однако временами в этом романтическом настрое появлялись мотивы смерти, увядания, разрушения. Венеция вдруг утратила образ идеально-прекрасного мира. Совершенно неожиданно проступил образ «пленительной могилы», а гондолы вдруг стали похожими на длинные черные катафалки. Было ощущение, что этот город больше всего подходит тем, у кого в жизни остались одни воспоминания о прошлом. Если посмотреть отвлечённо, то Венеция это тоже одно большое воспоминание, застывшее прошлое, город-могила. А красота Венеции – это красота тления и увядания.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Night. The tower clock struck midnight. And again, we saw another Venice. Night in the city all became ambivalent, something that evoked peace and tranquility, and now cause concern and anxiety. Opened such depths of loneliness, witchcraft, not visible in daylight that became unbearably creepy.... Appeared aching feeling of abandonment in time. It seemed the city had become a generator of loneliness, which was extinguished by our vital force... had the feeling that the gates were opened to another reality that we are on the border between the world of the living and the dead... Venice came to life and began to live my true life... In horror we almost ran to seek refuge in his hotel
Ночь. На башне часы пробили полночь. И опять мы увидели другую Венецию. Ночью в городе всё стало амбивалентным, то что навевало покой и умиротворение, теперь вызывало тревогу и беспокойство. Открылись такие бездны одиночества, колдовства, не видимые в дневном свете, что стало невыносимо жутко…. Возникло щемящее чувство затерянности во времени. Казалось город превратился в генератор одиночества, который гасил наши жизненные силы… Возникло ощущение что открылись врата в другую реальность, что мы находимся на границе между миром живых и мертвых… Венеция ожила и начала жить своей истинной жизнью… В ужасе мы почти бегом спасались в своём отеле

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


So, gradually, day by day Venice have formed in us the sense of decline of the European culture and the inevitability of the collapse of the entire European civilization. Refined culture rooted in the past and dies, it rejects modern life. The tragedy of Venice gradually vacated by the inhabitants and turning the city-a spectacle for tourists, has become a world tragedy.
Вот так вот, постепенно, день за днём Венеция формировала в нас ощущение заката европейской культуры и неизбежность краха всей европейской цивилизации. Утончённая культура уходит в прошлое и умирает, её отвергает современная жизнь. Трагедия Венеции, постепенно покидаемой жителями и превращающейся в город-спектакль для туристов, становится мировой трагедией.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.

Venice. Italy. Венеция. Италия.


And as a final mockery of the modern world over Venice look like a sculpture "Boy with frog" by Charles ray...
И как последняя насмешка современного мира над Венецией выглядит скульптура «Мальчика с лягушкой» Чарльза Рэя…